Серьезный разговор о TV-влиянии

Только в Крыму с начала нынешнего года по разным причинам покончили с собой уже восемнадцать человек. Причины разные, но за каждым суицидом, уверены врачи-психиатры, стоят тяжелейшие психические травмы, сложные психологические конфликты как с самим собой, так и с окружающим миром. Как показывает анализ специалистов, во многих случаях сведения людьми, особенно детьми и подростками, счетов с жизнью одним из факторов психических разладов стало влияние нынешнего телевидения. Поток насилия, эротика на грани порнографии, низкопробная реклама, использующая обращения к примитивным человеческим чувствам, — все, чем характеризуется нынешний кризис телевидения как социального института, — приводит к необратимым изменениям еще неокрепшей психики детей и подростков.

Заместитель министра здравоохранения Крыма Олег Стеблий, главный врач медицинского центра «Здоровье» Минздрава Крыма Виктор Бридко, с которыми пришлось обсуждать эту проблему, уверены, что нынешних детей в возрасте от 5 до 18-20 лет можно назвать «телевизионным поколением»: их родители, занятые на работе и вовлеченные в политику и общественную жизнь, не оставили времени на тесное и доверительное общение с детьми, вследствие чего они оказались один на один со стихией телевизионного экрана. Они стали беззащитными потребителями видеоряда, состоящего из бесконечных драк, крови, стрельбы, взрывов, смертей, фильмов ужасов, порнографических лент, передаваемых каналами, принимаемыми по «тарелкам», не предусматривающим механизмов «родительского контроля». Как специалисты-психологи оценивают последствия этого процесса? На эту тему наш корреспондент беседует с главным внештатным детским психиатром Минздрава Крыма, заведующей детским диспансерным отделением Крымской республиканской психиатрической больницы № 1 Ольгой ПОТАПЕНКОВОЙ.

Ольга Леонтьевна, недавно один из руководителей телевидения сказал, что сейчас телевидение уже не играет воспитательной роли, —это, мол, должны делать родители, а потому телевидение полностью свободно в формировании своих программ и содержании передач от факторов потенциального воспитательного воздействия. Так ли это?

— Это утверждение с точки зрения профессиональной психиатрии по меньшей мере некорректно. Почему? Во-первых, телевидение проникло во все сферы нашей жизни и играет в жизни людей, в том числе детей, большую роль. Телевидение сейчас превратилось в некий суррогат реальной жизни. Можно сказать, что для некоторых детей у нас свершилось пророчество известного героя фильма «Москва слезам не верит»: придет время и у нас ничего не будет, а будет только одно сплошное телевидение! Такое время почти пришло. Телевизор подчас заменяет ребенку общение и с родителями, которые постоянно заняты то на работе, то по общественным делам, и общение со сверстниками, и даже общение с природой. Конечно, в любом случае телевидение не единственный фактор, влияющий на формирование личности, но во многих известных мне случаях оно превратилось в ведущий фактор развития ребенка, во многих случаях играло главенствующую роль. У некоторых детей с детских лет формируется так называемая телевизионная зависимость, и утверждать, что оно при этом не играет воспитательной роли по меньшей мере наивно.

Во-вторых, телевидение как фактор воспитания, имеет, как правило, высшую роль по сравнению с другими факторами. Ребенок иногда не верит словам друзей, родителей или учителей потому, что по телевизору говорили иначе, — воспитательный авторитет СМИ, как мы знаем, у нас все еще остается довольно высоким.

В-третьих, созревание психики человека идет по определенным законам. Важнейшим каналом получения информации для ее формирования является визуальные ощущения. Я вспоминаю один эксперимент на примере утенка. Оказывается, утенок считает матерью тот предмет, который он увидел движущимся первым в своей жизни. И вот утенку, родившемуся в инкубаторе, показали первым движущийся красный мяч. И он стал считать его своей матерью.

Примерно так и человек. Если на ранних стадиях развития ребенок много смотрел телевидения, то этот ящик во многом стал для него заменителем реального мира. К сожалению, таких детей у нас довольно много. У многих из них эмоциональный мир, информационный мир, а отсюда и идеологические установки сознания, сформированы путем хаотичного просмотра телепередач...

В-четвертых, многим детям родители любят демонстрировать просто мультики в видеозаписи. Оно бы и ничего, но мультфильмы, как правило, слишком примитивное отражение нашей действительности, и дети тем самым подготавливаются к тому, чтобы воспринимать мир таким же примитивным, они оказываются не готовы воспринимать его во всей сложности. В будущем они ограничиваются такими же примитивными диалогами, как в мультфильмах, состоящими преимущественно из восклицаний, простых вопросов и простых ответов. В результате ребенок не приобретает навыков богатства речи, привыкает к примитивному, подчас конкретному мышлению, не приучается к логике, системности, не учится мыслить самостоятельно. А ведь многие наши телепередачи построены по законам и правилам мультфильмов, поэтому эти закономерности распространяются на многие программы.

В-пятых, экран телевизора плоский, привыкнув к такой геометрии виртуального мира, дети оказывались не готовы адекватно воспринимать реальное трехмерное пространство, психологически они не готовы к тому, что мир даже чисто физически объемный, не говоря уже о том, что он и психологически, и духовно многомерный. Итак, вывод: телевидение играет важную воспитательную роль, но оно должно использоваться в реальном воспитательном процессе только как вспомогательное техническое средство для целенаправленной иллюстрации отношений и сложностей в реальном мире. К сожалению, у нас далеко не так. Телевидении в некоторых семьях стало доминирующим воспитательным фактором, виртуальным миром, в который со временем переселяется ребенок, вследствие чего он оказывается не готовым адекватно воспринимать реальный мир во всей его сложности...

— Cегодня, включив практически любой канал телевидения, попадаешь на фильмы, состоящие из драк, стрельбы, взрывов, демонстрации насилия, смерть там не трагедия, она легкая и как бы не настоящая, игрушечная. В фильме звуковые и видеоэффекты создают впечатление особенно сильных ударов и все так красочно, что многие подростки наследуют героев, хотят повторить это в жизни...

— Это очень опасный феномен. У подростка не готового к тому, чтобы воспринять это реально, просто снимаются тормоза, формируется отсутствие чувства опасности. Для нынешних подростков, например, ничего не стоит затеять жестокую драку и ударить соперника чем-то тяжелым, например, бутылкой, по голове, ведь он видел такой трюк в фильме, и там с тем, кого ударили, ничего не случилось, а тот, кто ударил, воспринимался как герой. Он думал, что так будет и в жизни. А на самом деле ребенок получил тяжелую травму. Более того, в таких фильмах за многие явные преступления для героев не наступает никакого наказания, формируется чувство безнаказанности. В нашей практике было несколько случаев, когда в поле внимания попадали дети с немотивированно жестоким поведением. Например, один мальчик в детском садике отличался тем, что мог на совершенно спокойное замечание подойти и попытаться ударить воспитательницу, на обычные слова он реагировал специфической бранью, угрозами. Даже на проявление ласки он реагировал грубостью. Другой мальчик отличался тем, что проявил агрессию к игрушкам — он жестоко ломал их, бил, с видимым удовольствием «причинял им страдания». Это уже было отклонение, потому, что разбирать игрушки для детей это нормально, это процесс познания, но эти дети явно проявляли агрессию, склонности к садизму. Мы стали исследовать процесс воспитания этих детей и выявили — это результат неконтролируемого и частого просмотра боевиков, лент о войне, об оружии, фильмов ужасов. Ведь не секрет, что самосознание многих подростков в свое время у нас сформировалось под воздействием фильма «Бригада», что многие воспринимают Сашу Белого как национального героя. Многим жестокостям и бездушию научил наших детей фильм «Брат-2», я не говорю уже про откровенные, часто просто садистские, фильмы-боевики. И эти дети просто сами играли в жизни героев тех фильмов, с которых взяли пример. Жизнь для них была продолжением фильма, а не наоборот. И сформировать у таких ребят чувство альтруизма, сопереживания, сочувствия потом очень сложно...

А как влияет на психику ребенка демонстрация неправдоподобно красивой и богатой, беспроблемной жизни? Не вызывает ли это чувство противоречия с реальной жизнью, завышенные ожидания, неготовность к решению реальных проблем, в конце концов, озлобленность, обиду на окружающий мир, на родителей?

— Это не менее опасно, чем демонстрация насилия. В нашей практике был случай, когда одна девушка стала воспринимать мир как красивую сказку, себя она видела неизменно королевой, принцессой, считала, что все у нее должно быть даром, не умела наладить отношения в классе, не хотела учиться, работать. Она полностью игнорировала замечания матери, учителей, стала воровать у подруг красивые вещи. Анализ показал, что это также во многом результат «телевизионного воспитания». Такие фильмы формируют потребительские настроения к жизни, пассивность, неготовность к активному участию в бизнесе, в общественной жизни. Это тоже своего рода опасный жизненный обман для подрастающего поколения...

То есть если обобщить, то оказывается, что кризисное телевидение с точки зрения психологии очень опасная для человека и общества вещь, как ни размышляй?

— Она опасна тем, что искажает сознание человека, делает его неадекватным, а следовательно неработоспособным. Особенно остро ощущают эту опасность психология, психотерапия, психиатрия, социология. Например, с точки зрения марксизма, сущность человека составляет совокупность всех общественных отношений. Гегель утверждал, что человек — это процесс познания самого себя, Кьеркегор считал, что человек — это выбор самого себя, Ортега-и-Гассет утверждал, что человек — это сумма наших возможностей, которая реализуется вследствие творческой активности самосознания человека, а Жан Поль Сартр говорил, что человек не выбирает эпоху, в которой ему жить, но выбирает себя в конкретной эпохе. И получается, что в любом случае, как не объясняй сущность человека, кризисное телевидение вторгается в процесс формирования как личностного, так и общественного самосознания, в данном случае стихийно и бесконтрольно формирует межличностные и общественные отношения, привносит в них опасные тенденции. Такие люди теряют возможность адекватно строить свой эстетический мир, извращенно понимают красивое, у них нет отторжения уродливого. Это поколение поджигает кнопки в лифтах, гадит в общественных местах, выбрасывает мусор из окон, засоряет пластиковыми отходами места отдыха.

Посредством телевидения, например, у нас произошла неоправданная дискредитация многих профессий, молодежь потеряла профориентационные ориентиры. Нам известен такой случай, когда учителя пригласили на урок по правилам дорожного движения работника ГАИ, молодого парня. Но несколько детей в классе устроили ему обструкцию: «Вот мент пришел, сейчас он нам расскажет, как лучше взятки брать!». Конечно, в этом виновато не только телевидение, но на нашем экране мы ведь часто вместо правды видим «чернуху». Во-вторых, незаслуженно дискредитированы такие профессии как учитель, строитель, инженер, многие рабочие профессии, вместо этого состоялась героизация бандитов, убийц, рекетиров. Многие подростки и безработные сейчас ждут выборов, чтобы им предложили за деньги поучаствовать в митингах, потому, что об этом сейчас все время говорят по телевидению, а оценки тому, что это низко, незаконно, неестественно, противно, политически неправильно — голубой экран не дает. Всех соблазняет легкий заработок, а о политических последствиях нет достойных передач и программ.

Среди телезрителей, да и среди телекритиков много нареканий на качество и содержание рекламы по телевидению. Как она влияет на психику детей, подростков, да и взрослых?

— К сожалению, реклама в том виде, в котором она есть у нас, это мощнейший деструктивный фактор для человеческого сознания. Во-первых, она не адекватна реальной действительности; во-вторых, многое в ней направлено на подсознательный обман потребителя. В-третьих, особенно усиленно рекламируются товары, которые заслуженно не пользуются спросом, и рекламодатель старается телезрителя «принудить к покупке». В-четвертых, слишком откровенно рекламируются иногда такие вещи, о которых в приличном обществе не принято говорить вслух ,например, средства личной или интимной гигиены. В-пятых, рекламные ролики часто апеллируют к низменным чувствам потенциального покупателя, а это слишком примитивно и слишком опасно в плане воспитательного воздействия. Телевизионной рекламе, как и многим другим программам телевидения нужна срочная качественная перестройка. Кроме того, перерывы на рекламу стали настолько длинными, что даже здоровая психика не выдерживает этого бесконечного повторения глупостей, банальностей, а подчас лжи, хитрого обмана. Это вдвойне глупо, потому, что такая реклама не достигает своей цели- вместо следований ей, зрители начинают злиться или же насмехаться над роликами. В то же время у нас очень мало умной социальной рекламы, которой следовало бы исправлять те перекосы в воспитании, что допускает само телевидение.

Ольга Леонтьевна, видите ли вы противоядие этому негативному влиянию? Что надо сделать? Вернуть государственную цензуру? Но это невозможно, незаконно и неправильно. Учредить самоцензуру редакций? Делать метки на лентах? Установить на телевизионные приемники ограничения на прием каналов, на самовольное включение? Пересмотреть программы каналов?

— Я думаю, что проблему нельзя решить разовыми или отдельными мерами. Нет сомнения, что телевидение, разрушающее сознание человека, опасно для общества. Ведь наши размышления можно продолжить и углубить. Скажем, такое телевидение негативно влияет на все психические процессы в мозгу человека — на поиски истины, формирование таких понятий, как справедливость, правда, комичное, трагическое, красивое , отвратительное, обычное, допустимое-недопустимое, приемлемое-неприемлемое. Оно опасно влияет на формирование высших чувств — способность любить, ценить дружбу, семейные отношения. «Телевизионное воспитание», как правило, не позволяет людям с неадекватной психикой сформировать нормальные семьи, правильно воспитать своих детей, правильно построить отношения в коллективе, со сверстниками. Такие люди, как правило, одиноки, эгоистичны, обделены чувствами — и это их психологическая трагедия.

Но наши критики сразу же скажут вам: вот, опять во всем виноваты журналисты!

— И будут не правы. Я не утверждаю, что «во всем виноваты журналисты», но истина также и в том, что «журналисты тоже в этом виноваты». И наша задача сейчас — спокойно, объективно, на научном уровне разобраться, в чем же именно и конкретно виноваты телевизионные СМИ в тех фактах, которые я привела. А то, что среди других в этом виновато и телевидение, нет сомнения.

Чтобы исправить положение, нужно, во-первых, на государственном уровне признать, что у нас уже растет целое поколение подростков, в значительной мере испорченных телевизионным воспитанием. Последствия этого мы видим уже сейчас и увидим еще более отчетливо в ближайшие годы, когда эти подростки станут взрослыми и еще могут натворить много бед. В жизнь входит поколение, зомбированное телеящиком. Поэтому, Украине в государственных масштабах следует серьезно укрепить и усилить работу психологических служб для детей, подростков, молодежи, которая должна охватывать как детские садики, школы, так и вузы. К сожалению, сегодня служба психологической и психиатрической помощи в государстве слишком слаба и по сравнению с масштабами проблемы, особенно если учитывать ее растущие масштабы, слишком маломощная, слишком несопоставима с масштабами беды.

Что касается телевидения, то я думаю, что телеканалам также следует принимать срочные меры. Во-первых, следует прекратить эту психилогическую войну против молодого поколения в виде героизации насилия, драк, во-вторых, надо либо прекратить показывать, либо хоть как-то объяснять во вступлениях к фильмам, что жизнь не бывает такой богатой и красивой, как это показано во многих лентах, чтобы экономически не дезориентировать подрастающее поколение. Я думаю, что многим фильмам следует пройти экспертизу на экспертных советах, в которых должны состоять психиатры, психологи, педагоги, и как вследствие жестокости, так и вследствие их неадекватности, показ их должен быть жестко ограничен, или же телеканалы следует обязать сопровождать их показ специальными текстами, объясняющими, что в фильме есть преувеличения — в жизни так не бывает.

В-третьих, я против того, чтобы вводить цензуру в любом ее виде, но государство должно активно и эффективно требовать от авторов программ правды, адекватного, а не искаженного отражения действительности. Я считаю, что нам нужно значительно усилить телевизионную критику. Один-два сайта с этой задачей не справляются. Нужно создавать специализированные журналы, десятки сайтов, должны быть специальные программы телекритики на самих телеканалах, нужны психологические и психиатрические экспертизы, нужны многочисленные социологические исследования, нужны разделы в газетах, в журналах.

В конце концов, на факультетах телевизионной журналистики нужны специальные курсы и экзамены о психическом, психиатрическом воздействии голубого экрана на сознание человека, у будущих журналистов нужно воспитывать профессиональную ответственность за неправомерное психическое воздействие программ на телезрителя. Ведь на этом базировались известные передачи Кашпировского, и были запрещены. Но ведь передачи многих других авторов часто не отличаются от программ Кашпировского по психологическому воздействию на зрителя. Мы вправе этот пагубный процесс назвать «паранойей голубого экрана», настолько это опасно для общества. Поэтому я надеюсь, что государство должно употребить ряд мер для кардинального повышения профессиональной подготовки телевизионных журналистов. В вузах, где готовят этих специалистов, должны быть мощные курсы психологии, а журналисты, во всяком случае, телевизионные, как это заведено у врачей, должны давать профессиональную клятву «Не навреди!»

Ольга ПОТАПЕНКОВА — детский врач-психиатр, внештатный Главный детский психиатр Минздрава Крыма. Родилась в Крыму в 1964 году. Потомственный врач. Ее отец был хирургом, мама — психиатром. В 1987 году Ольга Леонтьевна закончила Крымский государственный медицинский институт имени С. Георгиевского по специальности «психиатрия». Стала работать в психиатрической больнице, в которой работала ее мама. С 1999 года — заведующая детским диспансерным отделением.

Читать дальше:
Раздел статей: 
Интересная новость? Поделись ей!